Марина (mneby_vnebo) wrote,
Марина
mneby_vnebo

Хореография при Петре I (часть 2).

Оригинал взят у mneby_vnebo в Хореография при Петре I (часть 2).


Начало - здесь

В 1703 году во главе театра на Красной площади становится новое лицо — проживающий в Немецкой слободе Отто Фюрст. Но и он не сумел справиться с делом.
Прежде всего, Фюрст не проявил нужной заботы о подготовке русских учеников. До наших дней дошел замечательный документ - грамота, которую подал на Фюрста один из русских комедиантов Петр Боков. В этой грамоте-жалобе Боков сообщал, что русские актеры, «выучив комедии... действуют не в твердости» и что происходит это из-за нерадения Фюрста к делу воспитания учеников, из-за того, что «он, немец, их русского поведения не знает». За весь 1704 год поставлено было всего три комедии. Актеры просили выбрать руководителя театра из их собственной среды и продолжать дело на новых началах, иными словами, хотели освободиться от иностранной опеки. Но Фюрст оставался во главе дела вплоть до 1707 года.

Нужно сказать, что репертуар «театрума» был очень далек от московских зрителей. Он по прежнему состоял из так называемых «английских комедий», привезенных из Англии в Германию в конце XVI в. странствующими актерами. Пьесы эти представляли крайне беспомощную в драматическом отношении инсценировку рыцарских романов, исторических легенд, сказок, новелл. Сюжеты, герои, их быт были чужды русскому зрителю, которого привлекали в театр, главным образом, сопровождавшие спектакли музыка, сценические эффекты, шутовские проделки и прибаутки «издевочного слуги» (шут, «дурацкая персона»).
Из репертуара театра Кунста - Фюрста сохранились пьесы: «О Дон-Яне и Дон-Педре» - одна из многочисленных обработок сюжета о Дон-Жуане, «О крепости Грубстона, в ней же первая персона Александр Македонский», «Честный изменник, или Фридерико фон Поплей и Алоизия, супруга его», «Два завоеванные городы, в ней же первая персона Юлий Цезарь», «Принц Пикельгеринг, или Жоделетт, самый свой тюрьмовый заключник» - переделка комедии Тома Корнеля, восходящая, в свою очередь, к одной из комедий Кальдерона, «О докторе битом» - переделка пьесы Мольера «Лекарь поневоле».

Зимой 1704 года русские актеры «театрума» на Красной площади дали первые три спектакля на русском языке. Чтобы увеличить число зрителей, Пётр издал следующий указ:

«Комедии на русском и немецком языках действовать в понедельник и в четверг, и при тех комедиях музыкантам на разных инструментах играть... и смотрящим всяких чинов людям... ходить довольно и свободно без всякого опасения, а в те дни ворот городовых по Кремлю, по Китай-городу и по Белому городу в ночное время до 9 часов ночи не запирать и с проезжих указанной по верстам пошлины не имать для того, чтобы смотрящие того действия ездили в комедию охотно».
Тем не менее, на спектакли ходило мало народу; иной раз в зал, предназначенный для 450 человек, собиралось лишь 25 зрителей. К 1707 году представления полностью прекратились.

Театр Кунста-Фюрста не оправдал надежд Петра I.По своему содержанию спектакли Кунста были очень далеки от русской действительности и в силу этого не могли объяснять и пропагандировать мероприятия Петра. И вместе с тем, пьесы театра сыграли свою положительную роль. Театр из дворца перекочевал на площадь. Он способствовал появлению на Руси театральных переводчиков и русских артистов. Пьесы, поставленные Кунстом, помогали «обмирщению» драматического искусства. Они знакомили русского зрителя с великими историческими деятелями, такими, как Юлий Цезарь, Александр Македонский, с сюжетами пьес европейских драматургов, в том числе и Мольера, и таким образом выполняли не только развлекательные, но и просветительские задачи.

К 1707 году представления в театре полностью прекратились. Петр к этому времени душой и всеми помыслами был уже в стороне северной - в основанном им городе, которому Первопрестольная уступала постепенно звание столицы. Готовясь к серьезным военным действиям, в 1707 году государь решил укрепить Москву, и прежде всего Кремль и Китай-город. Сооружение оборонительных укреплений он возложил на поручика Василия Дмитриевича Корчмина, которому среди прочих мер предписывалось «от Неглинны до Москвы-реки зделать везде болварки, ров и контрошкарф, и дворы разломать». Неукоснительно выполняя царский указ, Корчмин начал разбирать и комедиальную храмину и «сказал, что, разобрав, велит перевесть на печатной двор и на подворье Богоявленского монастыря». Узнав об этом, Петр огорчился и пенял рьяному поручику: «Я слышу, что вы хочете ряды и камедийской двор ломать. Преже времени того не надлежит делать». Работы приостановили, сруб покрыли опять крышею, но «токмо от той разборки многое повредилось», и действовать хоромина уже не могла.

Актеры частью разбрелись, остальные же попали в домашний театр Натальи Алексеевны — любимой сестры Петра I.



Царевна Наталья забрала «уборы все комедийные, платье и преспективы», а также «списки со всех переведенных комедий» ( тексты пьес) к себе в Преображенское, где старую, сооруженную еще при ее отце Алексее Михайловиче комедийную хоромину она наполнила новой жизнью. Репертуар театра Натальи Алексеевны был очень пестрым, эклектичным. Наряду с переложением житейных сюжетов здесь создавались инсценировки светских авантюрных повестей: «Комедия о прекрасной Мелюзине», «Комедия Олундина», «Комедия Петра златых ключей». Автором нескольких пьес была сама Наталья Алексеевна, все эти пьесы написаны прозой и лишены аллегорических образов.
Существовали еще два театра - в Измайлове во дворце вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны и в Москве при дворе царевны Елизаветы Петровны. Об этих театрах и их репертуаре сохранилось мало сведений. Однако известно, что с театром Елизаветы Петровны связана одна из лучших пьес того времени - «Комедия о графе Фарсоне».



Ее начало перекликается с рукописными повестями Петровской эпохи. Молодой француз, граф Фарсон просит родителей отпустить его «во иностраныя государства погуляти. И тамо чюжестранных извычай познати». В дальнейшем сюжет «комедии» становится очень близким к пьесам театра Кунста, где любовная интрига часто завершалась драматической развязкой. Граф Фарсон прибывает в Португалию. Его заметила и полюбила португальская королева. Успехи графа Фарсона вызвали зависть сенаторов, которым удалось убить опасного для них фаворита. Разгневанная королева казнит сенаторов, а себя закалывает шпагой.

Однако, театрам этим было суждено существовать совсем недолго, в 1708 году государь приказал всем родовитым и служилым москвичам оставить старую столицу насовсем и переехать в новую. Многим пришлось покинуть Москву (в том числе царевне Наталье - любимое Преображенское, царице Прасковье с дочерьми - богатое и привольное Измайлово) и пуститься со множеством карет, колымаг, телег и повозок в пустынный, холодный и болотистый Санкт-Питер-Бурх.

продолжение следует
Tags: мир танца
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments